Предприятия Минобороны: миллионные убытки и утраченные квартиры

3 февраля 2021, 21:02
12725 минут читать

Цей матеріал також доступний українською

Годы проходят, мир модернизируется, а вопрос эффективного управления государственными предприятиями Министерства обороны до сих пор не решен.

  • Ссылка скопированаlink copied

Годы проходят, мир модернизируется, а вопрос эффективного управления государственными предприятиями Министерства обороны до сих пор не решен.

После того, как стало известно, что половина более чем ста госкомпаний Минобороны фактически банкроты, сложно найти аргументы в пользу тезиса об эффективности военного ведомства в вопросах управления бизнесом. Следует напомнить, что Министерство обороны Украины имеет собственные строительные компании, отели, железобетонные заводы и другие активы, сообщений о коммерческих успехах которых уже давно не найти. Но по выявленным на таких предприятиях нарушениям можно написать пособие, как не нужно руководить госсобственностью. Однако власть упорно не предпринимает решительных шагов, чтобы раз и навсегда расстаться с бременем, которое ежегодно приносит миллионные убытки.

В начале ноября экспертная организация Statewatch сделала достоянием гласности информацию о нарушениях, выявленных аудиторами Счетной палаты на предприятиях Минобороны. Позже мы обратились в Министерство, чтобы узнать, какие меры приняты для устранения этих нарушений, и получили ответы, после которых появилось еще больше вопросов. Например, аудиторы Счетной палаты установили, что с 2003 года целостный имущественный комплекс концерна “Військторгсервіс” в Киеве, состоящий из 12 зданий и сооружений общей площадью 12,4 тыс. кв. м, бесконтрольно использовали частные структуры. Они передавали его друг другу при отсутствии правовых оснований, не платили государству за эксплуатацию и даже не допускали представителей концерна на территорию имущественного комплекса.

Получится ли изменить систему оборонных закупок?

Через 15 лет имущество все же было возвращено концерну. Но, со слов аудиторов, руководство “Військторгсервісу” не приняло действенных мер по передаче его в аренду, согласно требованиям действующего законодательства, а государственный бюджет и дальше недополучал доходы. В Главном управлении имущества и ресурсов Минобороны рассказали, что по этому поводу генеральный директор концерна “Військторгсервіс” в 2018 году инициировал служебное расследование. В результате были выявлены факты неправомерных действий предыдущего руководства концерна, содержащие признаки служебной небрежности (статья 367 Уголовного кодекса). По этому поводу концерн сделал заявление о преступлении в полицию, но в течение двух лет так и не получено никаких сообщений, которые касаются расследования.

В августе прошлого года, через два года после первого обращения, концерн повторно обратился в полицию с заявлением о преступлении, которое тоже было проигнорировано — сведения о содеянном уголовном правонарушении в реестр досудебных расследований не внесены. Концерн обжаловал такую бездеятельность полиции в Шевченковском районном суде г. Киева. Суд своим постановлением удовлетворил жалобу и обязал следователя внести сведения об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований.

Напомним, и Минобороны, и полиция являются правительственными структурами, которые в теории должны вместе работать в пользу государственных интересов за бюджетные средства.

Впрочем, упомянутое нарушение не единственное. Например, аудиторы Счетной палаты установили отсутствие двух объектов недвижимости “Військторгсервісу” на общую сумму 925,9 тыс грн. Речь идет о хозяйственном сооружении (контора с кладовой) в Харькове и служебной двухкомнатной квартире в Киеве стоимостью 916,9 тыс грн, которая в 2009 году была куплена концерном для тогдашнего заместителя гендиректора “Військторгсервісу”.

В Минобороны рассказывают, что в сентябре 2020 года представители концерна подали в суд иск о признании недействительным и отмене свидетельства о праве собственности на квартиру. Напомним, с момента, когда концерном была куплена квартира, прошло 11 лет.

Со слов аудиторов, подобные ситуации с учетом жилых помещений, которые находятся в частной собственности лиц, не имеющих отношения к концерну, также были зафиксированы в филиале “Одесское управление военной торговли” (однокомнатная квартира в Одессе), в “Управлении торговли Западного оперативного командования” (трехкомнатная квартира во Львове).

В Главном управление имущества и ресурсов Минобороны ответили, что сейчас проводится аналогичная исковая работа относительно этих помещений.

Кроме того, мы решили узнать, что же происходит с государственными предприятиями “Канон” и “Юг-Ольвія”, местонахождение которых сотрудники Счетной палаты не смогли обнаружить во время аудита эффективности предприятий Минобороны.

По данным YouСontrol, первое из этих предприятий занималось строительством жилых и нежилых помещений, а второе — подбором и обеспечением персоналом. Мы попросили у Минобороны финансовые планы этих предприятий-призраков. И в военном ведомстве ответили, что предприятия с 2015 года находятся в состоянии ликвидации. Такие курьезы с государственным бизнесом, к сожалению, не являются одиночными. О необходимости реформирования системы управления госпредприятиями Министерства обороны из года в год свидетельствуют цифры. На протяжении последних четырех лет государственные компании, которые относятся к сфере управления Министерства обороны, отчитываются лишь о суммарных убытках. Согласно отчетам о выполнении финпланов, в 2017 году общий чистый убыток всех предприятий Минобороны составил 22,4 млн грн. Финансовые показатели 2018 года свидетельствуют об убытках на сумму 8,2 млн грн. Пик превышения расходов над доходами пришелся на 2019 год, когда сумма убытков достигла 38,7 млн грн. Лишь за I квартал 2020 года госпредприятия Минобороны отчитались об 9,9 млн грн убытков.

Учитывая экономические ограничения из-за COVID, несложно спрогнозировать невеселую перспективу бизнеса военных. Собственно, об экономических успехах компаний традиционно говорят заработные платы. Расходы на оплату труда на предприятиях Минобороны в І квартале в прошлом году достигли 77,6 млн грн и были распределены среди 2910 трудоустроенных лиц. Среднемесячная заработная плата одного работника составила 8 054 грн, одного административно-управленческого работника – 10,5 тыс. грн, одного директора — 16,4 тыс. грн. В то же время средний показатель по Украине на 2020 год составлял 12,4 тыс. грн.

Недавно Минобороны задекларировало намерение разрешить ситуацию с государственными предприятиями. В военном ведомстве заявляют, что до 2022 года 42 государственных предприятия Министерства обороны Украины будут реорганизованы, 5 — переданы на приватизацию в Фонд государственного имущества Украины. Еще 44 госпредприятия Минобороны подлежат ликвидации. При этом, как отмечалось в начале, из 103 предприятий, которые подчиняются Минобороны, 55 были банкротами. Похоже, что 5 переданных на приватизацию предприятий вряд ли существенно изменят ситуацию.

Сейчас Фонду госимущества передано лишь 3 (хотя, в отличие от упомянутых 55, ни одно из этих предприятий не находится в состоянии ликвидации). Это Дружбовский карьер нерудных ископаемых “Кварц”, 417-е управление начальника работ, 209-е управление начальника работ. Но и среди этого списка мы не увидели, например, отеля “Казацкий”, который находится в центре Киева на Майдане и является убыточным!

Едва ли частный инвестор отдал бы больше одного миллиарда гривен за соседний отель “Днепр”, если бы знал, что гостиничное дело в центре столицы убыточно.

Итак, команда Министра обороны Андрея Тарана не предлагает реформу управления государственными предприятиями, а откладывает ее в длинный ящик. В частности, даже не упоминалось о приведении модели управления государственными предприятиями к общепризнанному стандарту — руководящим принципам ОЭСР относительно корпоративного управления на предприятиях государственной формы собственности. А это значит, что проблемы неэффективности и халатности коренным образом не решатся. При этом финансовые показатели госпредприятий требуют решительных изменений. А практика, когда локальные нарушения на предприятиях устраняются на протяжении лет, а иногда и десятков лет, не выдерживает никакой критики.

Что касается именно приватизации, то экспертная организация StateWatch неоднократно предоставляла свои рекомендации: проведение аудитов, — стратегического, финансового и юридического, и лишь после таких аудитов нужно формировать список предприятий, которые будут подлежать дальнейшей приватизации.

Очевидно, что проданными должны быть большинство сегодняшних компаний Минобороны, не представляющие никакой пользы для вооруженных сил и генерируюющие лишь потери. Необходимо помнить, что убытки на госпредприятиях будут покрываться за счет акционеров — в этом случае из бюджета Украины, который налогоплательщики наполняют из собственных карманов.

Соавтор: София Жучик, интерн StateWatch

Источник

Редакция Борг.Експерт может не разделять позицию авторов. Ответственность за содержание
материалов в разделе «Мнения экспертов» возлагается на авторов текстов.

Не пропустите важное!
Подписывайтесь и получайте дайжест новостей

Ежедневно или еженедельно – выбираете вы!

Присоединяйтесь к профессиональному сообществу borg.expert

Материалы по теме

Розслідування

Статьи • БОРГ-review
Можна припустити, що саме обізнаність М.Рудика про «поліграфічну» складову діяльності ТСЦ, дозволяє йому досі перебувати на посаді

Розслідування

Статьи • БОРГ-review
Виникає дуже серйозне питання до МОНУ - яким чином воно відстоює інтереси студентів та науково-педагогічних працівників?

Розслідування

Статьи • БОРГ-review
Директору Інституту інноваційної освіти КНУБА О.Петроченку доводиться відстоювати право на свою роботу та посаду

Розслідування

Статьи • БОРГ-review
Є підстави вважати, що в АРМА може багато років функціонувати корупційна схема з вимивання на користь приватних осіб грошей, які мали стати доходами Держбюджету

Расследования

Статьи • БОРГ-review
Как известно, сейчас в Украине существует несколько нормативных актов и процедур санкций, конфискации и национализации имущества агрессора

Розслідування

Статьи • БОРГ-review
Чи потрібен нам ще один керівник АРМА, залежний від Офісу Президента?